ФЭНДОМ


  • Рассвет слабо пробивается в щели между досками. Помещение медленно наполняет густой свет, разгоняя темноту по углам комнаты. Влажные липкие грибы морщатся и сворачиваются, прячась от солнечных лучей. Тяжелая дверца шкафа скрипит и медленно открывается. В появившуюся щель тут же заливается тоненький ручеек света, он увеличивается с каждым мгновением и постепенно освещает мое изможденное лицо. Когда этот ручеек добрался до моих глаз, я нехотя пошевелился и открыл вторую дверь. Выбираться из моего последнего укрытия мне сильно не хотелось, но у меня не было выбора. Впереди очередная ночь, и я должен ее пережить. 

    Раненая рука вновь напомнила о себе. Я стянул грязные тряпки с предплечья и увидел сочащуюся из раны жидкость. Мерзкая, бурая гадость скрывала не менее мерзкое увечье, полученное мною пару дней назад. Эта штука совсем не болела, но с каждым утренним осмотром она становилась все более пугающий. И омерзительной.

    Замотал тряпки обратно и огляделся. В этом доме чистого тряпья не найти. Нужно сходить до соседних сгоревших домов. Я видел там хороший погреб, но не успел попасть в него до наступления темноты. А в вечерних потемках услышал, как что-то шевелилось там, внутри, и шепотом просило выпустить. Не хочу думать, кто это может быть. Рано или поздно мне придется туда залезть, ведь выбора у меня особо и нет.

    Усевшись в углу комнаты, я оглядел ее скромное убранство. Сломанная железная кровать, небольшой верстак, на котором были свалены в кучу куски досок, гвозди, пустые стеклянные бутылки, какие-то железки и прочий хлам. Большая круглая лампа на низкой ножке. Небольшая печка с большой кастрюлей и пучком резиновых труб, расходящихся по всему дому. Когда я пришел сюда, мне оставалось только разжечь ее. От печи исходит приятное тепло. Я чувствовал странный, но хорошо знакомый мне запах. Запах «защитной субстанции», которая в ночное время защищает меня. Защищает не от посетителей, а от того ужаса, что выбирается ночью из леса. Местным не было смысла вдыхать эту дрянь.

     Тяжелый громоздкий шкаф, стоящий в углу, служит мне укрытием уже третью ночь. Твари научились попадать внутрь. Их не останавливают заколоченные окна и запертые двери. Иногда они ходят по комнатам, я слышу, как скребутся их когти по деревянному полу. Крепкие двери шкафа скрывают меня от их, а связка зловонной травы прячет мой запах. Но, рано или поздно, они догадаются заглянуть внутрь. Нужно проверить ловушки, оставленные мной прошлой ночью. 

    Из трех капканов я не досчитался одного. Он просто исчез, а на его месте осталась небольшая лужица крови. Второй капкан выглядел так, словно его кто-то пережевал и выплюнул обратно. Отодвинув ногой раскуроченные железки, я прошел в соседнюю комнату. Стараюсь не заходить сюда. Здесь сильно пахло плесенью и грибов росло больше всего. Через единственное окно я видел лес. Лес, который запер меня здесь.

                Нужно снова заколачивать это окно. Подоконник его был сильно исцарапан, кто-то не в первый раз наведывается сюда. Чем больше открытых дыр я оставляю в доме, тем больше шансов у пришельцев добраться до моего горла.

    Третий капкан, оставленный у входа, был не тронут. Я медленно пошел вокруг дома к своей последней ловушке. Интересно, сколько ему лет? Весь покрытый грибами, с огромной дырой в стене и кривыми оконными проемами, он все еще стойко сопротивлялся природе. Небольшие деревца постепенно врастали в конструкцию дома. Когда-нибудь Лес поглотит и его.

    Но не меня.
                В небольшой яме, засыпанной большим количеством битого стекла, лежала собака. Судя по количеству крови и гноя в этой яме, псина перерезала себе все, что было возможно. Пришлось оттащить ее труп подальше от дома.

    Вернувшись домой, я уселся в углу своей комнаты. После улицы мой нос уловил слабый запах зверя. Неужели кто-то осмелился прийти сюда днем? Или мое восприятие совсем искажено болезнью? Мне было все равно. Взгляд мой упал на большую чугунную кастрюлю, стоявшую на печи. У меня не возникало чувства голода или жажды уже очень давно. С того момента, как я попал сюда. Как будто бы все потребности отключились. Лишь изредка я прикрывал глаза, чтобы отдохнуть. И каждый раз, во время отдыха, мне тут же виделось его лицо. Наглеца, забравшего мою вещь. Ключ, единственный путь выбраться отсюда. Я не помню, как попал сюда, как добрался до этого дома. Как все еще умудряюсь держаться перед стеной напирающего леса и того ужаса, что следует за ним. Помню лишь лицо. Я обязан найти этого наглеца.
                В соседней комнате протяжно скрипнула половая доска. Там определенно кто-то есть. Взяв с верстака тяжелую ножку стула, я тихими шагами пошел к двери. Дверь почти беззвучно открылась, но моему взору не предстало ничего необычного.
                Направился в другую комнату. Звериный запах оттуда чувствовался сильнее. Я встал в дверном проеме и увидел человека. Незнакомец стоял лицом к тому злополучному окну с расцарапанным подоконником. На спине у него висел большой брезентовый рюкзак.
                - Думал, ты уже сдох. Весь дом воняет мертвечиной.
                - Ты кто?

    Он повернулся. В руках у него был короткий автомат. Я вздрогнул.

    - Не пугайся. Я не ем тухлятину.

    Под широким капюшоном мне почудилась собачья морда. Незнакомец опустил оружие стволом вниз; его тяжелый взгляд был направлен на меня.
                - Почему ты не включаешь свет? В сарае есть генератор.
                - Нет топлива. Кто ты вообще такой?
                - Меня зовут Волк, - он подошел ближе, - как же от тебя воняет. Это хорошо, я не трогаю таких, как ты, Мясо.
                Он хрипло засмеялся и облизнулся. Черт возьми, готов поклясться, что у него взаправду морда как у волка. Оборотень медленно приближался ко мне, я все сильнее чувствовал звериную вонь, смешавшуюся со сладковатым ароматом гнилого мяса и мокрой земли.
                - Ты ищешь что-то? Ключ, да? Это наш доктор, вонючий старик, украл его у тебя. Он же нужен тебе, да, Мясо?
                - Да.
                Волк протянул мне засаленную бумажку. Это была старая карта с кучей карандашных пометок и подписей.
                - У меня к тебе предложение. Ты поможешь мне, а я помогу тебе. Иди на восток, глубже в лес. Найдешь там мое укрытие, я отметил на бумаге. Если не сдохнешь в пути, значит, с тобой можно иметь дело.
                Он хихикнул, оскалив клыки в улыбке.
                - На твоем месте я бы потратил несколько дней на подготовку, Мясо. Мало кто возвращался из леса, а те, кто смог вернуться, не в состоянии что-либо рассказать.
                Волк прошел мимо меня к выходу из дома. Не оборачиваясь, он сказал:

    - Пойдешь по дороге, там брошенный трактор, в нем есть бензин. Рядом дома, стащи оттуда несколько досок и заколоти все, что сможешь. Потом… Готовься.

    Рука в толстой перчатке указала на многочисленные царапины на полу.

    - Видишь, твоя вонь заинтересовала не только меня. Они пока только принюхиваются. Найди себе какое-нибудь оружие, а не жалкую деревяшку. И еще, - приостановился он уже на крыльце, - руку лучше отгрызть. Ты же не хочешь лишних проблем, Мясо?

    Волк уставился на меня. Я видел, как он облизнулся. Так же, как облизываются собаки. Что он вообще такое?

    - Пальто у тебя дурацкое, - похихикал он.
                Еще минуту я наблюдал его спину, потом Волк растворился в утреннем тумане. Может быть, это галлюцинация? Потрепанная бумажка в руке говорила об обратном.
                С руки потекла маленькая струйка гноя. Он беззвучно падал на пол и моментально впитывался в доски. Как будто бы старый дом подпитывался этим.

    В течение нескольких минут я разглядывал карту. Старая печать практически полностью стерлась с бумаги, все отметки и ориентиры были нарисованы карандашом. Странные и кривые рисунки, иногда подписанные, пестрили в нижней части, а на верхней отметок практически не было. Видимо, Волк не ходил на север, а если и ходил, то увидел там что-то такое, из-за чего он не пошел дальше.

    Зачем мне идти в другую часть Леса? Чего он от меня хочет? Мне не хотелось думать об этом. В голове гудели слова о генераторе, если у меня есть возможность обзавестись топливом, то следующую ночь можно провести со светом. Пора готовиться к первой вылазке.

    Вытащив из кучи хлама на верстаке потертую брезентовую сумку, я отряхнул ее и закинул за спину. Увесистая ножка в руке придавала мне немного уверенности. Надеюсь, Волк был прав, и мне удастся найти бензин.
                Проходя мимо сарая, я заглянул в окно. Поржавевший генератор стоял посреди помещения и ждал топлива для работы. Поправил грязное пальто. Не помню, почему оно на мне надето, не видел его никогда прежде. Как и смешную шляпу с полями. Наряд и правда дурацкий.

    Вышел на дорогу и посмотрел по сторонам. Видимость сильно сокращал туман, буроватый и очень густой; деревья, торчавшие вдали, из-за него приобретали чересчур угрожающие очертания. Лучше не думать о плохом. Рука сильнее сжимает деревяшку.

    Влажная земля проминалась под ногами, изредка хлюпая и выбрызгивая серую грязь. Это смотрелось не очень приятно, словно путь шел по гнилой плоти. Я вновь начинал думать о своей руке. Мне хотелось вырвать ее, настолько рана была омерзительна. Повсюду за собой я оставлял гнойный след, подобный тому, что остается после улитки.

    Трактор оказался совсем рядом. Насквозь проржавевший остов машины напоминал останки огромного чудовища. Неподалеку из глубокой грязи торчал хорошо сохранившийся прицеп с изодранным тентом; ткань вяло шевелилась от редких порывов ветра. Нужно обыскать здесь все.

    Откручивая крышку тракторного бака, я понял, что переливать топливо мне некуда. Проблема решилась сама собой – бензина внутри не было. Волк обманул меня. Еще бы, с чего бы ему мне помогать. Чертов урод. Несильно ударил деревяшкой по крылу машины, из-за чего несколько пластов ржавчины упали на землю. Поднял глаза и уставился на прицеп. В нем точно что-нибудь сохранилось, но мне придётся лезть в эту грязь. Я сделал пару аккуратных шагов и почувствовал твердую землю на дне. Можно идти.

    Уже добравшись до откидной дверцы прицепа, я провалился по колено в густую жижу. Она громко зафырчала, отказываясь отпускать мою ногу. Вцепившись руками в холодный металл дверцы, я подтянулся, и нога нехотя вылезла из трясины. Внутри было тесновато, много места занимали два деревянных ящика. Первый был открыт и абсолютно пуст. Открыл защелки второго и увидел внутри две небольшие канистры, моток толстой веревки и тряпичный сверток. Добычу я сложил в сумку, а канистры проверил на наличие бензина. Одна оказалась дырявой, а во второй слышался плеск топлива. Осталось лишь вернуться обратно, и ходку можно считать удачной.

    Ориентиром мне служила дорога. В этом дрянном тумане разглядеть что-то было тяжело, надеюсь, днем он уже растворится. Единственный его плюс в том, что ужасы окружающего леса были невидимы. Но того немногого, что я уже видел, было достаточно, чтобы бояться всего вокруг.

    Мое укрытие огромной темной тушей постепенно выступало из тумана. Мне сильно хотелось попасть внутрь, нужно ускорить шаги. Вступив на порог дома, я с облегчением выдохнул. Первую ходку можно считать удачной. Сдвинул все барахло на верстаке в сторону, а на пустое место выложил свои находки. Канистра сразу отправилась под стол, это мой запас ночного освещения на ближайшую пару дней. Веревка полетела туда же, ей обязательно найдется применение.

    Размотав сверток, я высыпал на столешницу содержимое. Мелкий инструмент, молоток, кучка гвоздей и измятая фотография. С фотографии на меня смотрело строгое вытянутое лицо мужчины в военной форме. На обратной стороне черным карандашом было написано:

     “1982, Войцех, пишу домой скоро при с дтмотр рн тще то”.

    У меня не получилось разобрать оставшиеся каракули, и я отложил фото в сторону. Сейчас мне нет до этого дела, нужно проверить генератор.

    В сарае помимо генератора обнаружилась старая дверь, валяющаяся на полу. Отлично, материал для баррикад сам идет в руки. Попробую установить ее на парадный вход, чтобы в следующий раз у незнакомцев было хоть какое-то препятствие.

    Бензин весело зажурчал, наполняя бак. Моя рука толкнула рычаг и генератор нехотя заработал. Он негромко затарахтел и начал мелко дрожать. Лампочка, висевшая под потолком, пару раз моргнула и загорелась тусклым светом. Главная цель была выполнена, теперь у меня есть свет. Приглушил генератор, ценное топливо нужно беречь.

    Смог поставить дверь на вход. Не знаю, как у меня это получилось, никогда не был плотником. Повезло, что все петли сохранились. Если найду ключ, то смогу запирать её на ночь. «Домашние» дела сделаны, нужно выдвигаться.

    Когда я снова вышел на улицу, туман уже спал, и моему взору предстал Лес. В глубине его деревья срастались в единое целое, становились монолитной стеной, которая не позволяла выбраться выжившим. Многие деревья были неестественно перекручены, врастали верхушками в землю, изгибаясь при этом дугой, или же каменели, становясь похожими на кости давно почившего исполина. Оттуда доносились странные звуки и скрипы, изредка раздавался вой, отдаленно похожий на собачий. Не хочется встречать того, кому он принадлежит. Все, чего я хотел – выбраться отсюда. Но чем дальше уходил от дома, тем меньше верил в то, что у меня получится. Нехотя улыбнулся: я даже не заметил, как стал называть гнилые развалины своим домом.

     

    Разрушенные постройки, которые являлись целью похода, находились в паре сотен метров от моего укрытия. Видел их обгоревшие крыши между деревьев.

    Кажется, чересчур быстро добрался до них. Когда я шел сюда в первый раз, путь показался мне в несколько раз длиннее. Два дома, полуразрушенных, один из них целиком сгорел, а второй выглядел относительно целым. Сначала проверю его.

    Очень тихо подошел к подвальной двери сгоревшего дома. Я уверен в том, что в прошлый раз мне не послышалось, и внутри правда кто-то есть. Мне не послышалось.

    Из подвала доносились неприятные звуки: кто-то скребся о дверь когтями. Если прислушаться, то можно услышать шёпот. С трудом разбирая тихие слова, я пытался расслышать, что же шепчет заключенное внутри создание. Спустя минуту я понял - это была молитва.

    Какие ценности бы не хранились внизу, ни за что туда не полезу. Дружелюбием местные обитатели не блещут. К тому же, я уже открывал одну запертую дверь. Ничем хорошим это не кончилось.

    Часть крыши этого дома обвалилась, ее можно раскурочить и вытащить оттуда доски. Некоторые из них выглядели надежно. Но для этого мне потребуется какой-то тяжелый инструмент. Думаю, что в уцелевшем строении я смогу найти что-то подходящее.

    Тяжелая входная дверь соседнего дома со скрипом отворилась внутрь. В доме было очень темно, а у меня не было даже зажигалки. Щурясь, я почти на ощупь продвигался по комнате, слово слепой. Мне виделись очертания мебели, кучи какого-то мусора на полу. Не похоже, что кто-то был здесь до меня. Разглядев в темноте дверной проход, я направился туда.

    В доме было очень влажно, воздух казался тяжелым. Половица неожиданно скрипнула, среди звенящей тишины это прозвучало очень громко, и я резко вздрогнул. Кого мне здесь бояться? Место не выглядит обитаемым.

    В этой комнате было еще темнее. Подождал, пока мои глаза привыкнут к темноте. Я разглядел большой сундук в конце комнаты. Черт возьми, если он не заперт, то, возможно, у меня даже появится надежда на спасение из этого места. Все так же тихо я подошел к сундуку и плавно открыл крышку. Добра в сундуке было навалом, но мое внимание сразу привлекла небольшая монтировка. Она так приветливо торчала из барахла, так удобно устроилась в моей руке.

    За спиной я услышал странные звуки, отдаленно похожие на шёпот. Резко выхватив инструмент, повернулся и услышал напоследок:

    - Bękart[1].

    Все, что я помню после этого – огромную, упирающуюся в потолок темную фигуру и мощный удар по голове. Слишком обидно было так умирать.

     

    Зрение постепенно возвращалось ко мне. Голова ужасно тикала, казалось, от этих щелчков у меня лопнут ушные перепонки. Попытался шевелить рукой. Удивительно, но у меня получилось с первого раза. Нужно вставать.

    Нечто чёрное маячило перед моими глазами. Отверстие, дыра? Ночное небо в окне? В глазах прояснилось, я видел спуск вниз. Подвал. Дверь в тот пугающий подвал. Она была открыта.

    Уперев дрожащие руки в землю, я медленно поднялся. Коричневой дряни из раны натекло с целую лужицу.

    Неужели эта штука вылезла и оглушила меня? Судя по царапинам на дверях, когти у запертого существа были слишком большими, вряд ли оно могло держать что-то в руках и пользоваться замками. Значит, его выпустили снаружи. И я даже знаю, кто. Нужно вались отсюда как можно скорее.

    Я провалялся в отключке достаточно долго. Солнце уже почти зашло, ночь близка. Пошатываясь, я поплелся к той куче дерева, которую приметил сразу, как пришел. Как можно тише, часто останавливаясь и прислушиваясь к окружению, я вывернул из обрушившей крыши несколько досок и потащил их к убежищу. Было тяжело ориентироваться в пространстве, тело плохо слушалось. Чертовы доски часто выскальзывали из рук, я растерял половину, пока дошел до дома.

    Тяжело дыша, я остановился у входа в дом. Непонятное предчувствие не покидал меня. В кустах, на небольшом расстоянии от дома, блеснули глаза. Отлично, меня снова пасут местные собаки. Вслед за первой парой светящихся огоньков появилась вторая, затем третья. Я смотрел в их глаза и не видел ничего живого и разумного. Шавки передвигались по лесу, преследуя редких заплутавших путников, вроде меня. Заплутавших? В отличие от остальных у меня была цель.

    - Боишься их, Мясо? Их много, и они хотят жрать. А ты, пусть и дерьмовая, но все же еда.

    Оборотень словно материализовался у меня за спиной. Он по-прежнему довольно скалил морду, видимо, насмешки надо мной приносили ему удовольствие.

    - Прячься в своей конуре и жди восхода. Если ты вдруг понравишься судженицам, они дадут об этом знать.

    После этих слов он развернулся и быстро пошел прочь от дома. Волк не обернулся на мой окрик, лишь тихо захихикал и ускорил шаг. Ненормальный.

    Нужно действовать быстро. Генератор довольно затарахтел, лампочка показалась неожиданно яркой в надвигающейся темноте. Хочется думать, местных тварей свет отпугивает, а не наоборот. Зайдя внутрь дома, я плотно притворил дверь. В одной из комнат был шкаф, вход можно забаррикадировать. С ужасающей скрипом и скрежетом на весь дом, я протащил его и припер дверь. Попасть внутрь теперь можно только через оконные проемы и дыру в стене. Я наспех заколотил то самое окно, рядом с которым утром обнаружил Волка. На остальных баррикады еще держались. Осталось лишь придумать, что делать с дырой. Я на секунду замешкался, а потом вспомнил об уцелевшем капкане. Поместив его по центру прохода, я успокоился. Теперь, если кто-то начнет ломиться в дом, я сразу узнаю об этом.

    Пройдя в «свою» комнату, я направился к печи. Взгляд мой упал на засаленную бумажку, валяющуюся в кастрюле. Достал ее, это инструкция.

    "Нахождение вне “защитной субстанции” в ночное время в 99 из 100 случаев заканчивается немедленной смертью. Рекомендуется распространить ее по всей поверхности помещений для ночлега.

    ВНИМАНИЕ! Правильно приготовленная субстанция не гарантирует 100% безопасности.

    Необходимо находиться внутри застроенных и хорошо освещенных помещений, чтобы свести риски к минимуму."

    Я хорошо знал, что делать. Несколько мелких дровишек полетели в печь. Из длинных труб, разветвленных по всему дому, начал выходить густой пар, стелющийся по полу. Он быстро осел, оставив после себя необычный запах.

    Лампа, изредка моргая, светила теплым светом.На столе я нащупал ту самую деревянную ножку и крепко сжал ее в руке. Доносились многочисленные шорохи вокруг моего укрытия, поскуливание собак и поскабливания, словно о мой дом точили когти. Последний луч света скрылся за горизонтом, и снаружи осталась лишь сплошная темнота.

    Впереди очередная ночь, и я должен ее пережить.




    [1] Bękart (польский) - ублюдок

      Загрузка редактора
    • Довольно интересно написано, много тонко подмеченных деталей из мира игры, хоть и главный герой у тебя может говорить. Несмотря на наличие печи, по атмосфере произведение ощущается скорее как Альфа 1-3. Не ожидал встретить копипасты из русификатора. Мне кажется, тем кто играл в игру не очень интересно снова их читать. Стилистических ошибок совсем немного, по итогам - оценка лайк. )

        Загрузка редактора
    • фанфик больше напоминает отчет о том, что сделал персонаж, с толикой описаний окружающей среды. мне их не хватило, честно говоря, не до конца прочувствовала атмосферу. не хватило фантазии какой-то, что ли. все строго по игре, как мне показалось, ни вправо, ни влево.

      согласна с Ваней, что диалоги снова читать не очень интересно, но вот например в случае записки в конце - было очень даже в тему)

      очень понравилась вставка с Войцехом. но - bękart означает "бастард", что в общем-то синонимично слову "ублюдок", но хотел ли говорящий подчеркнуть незаконнорожденность главного героя, или оскорбить его? можно в этом случае использовать - как делают разработчики, например - skurwysyn. поэтому нужно быть с этим аккуратнее.

      в общем-то все хорошо, словарный запас не беден, исправить пару орфографических ошибок (которые при чтении "замыливаются") и писать еще :) удачки!

      Зарина

        Загрузка редактора
    • ShadyS
      ShadyS удалил этот ответ. Причина:
      Я админ, чё хочу, то и ворочу.
      14:28, ноября 6, 2016
      Этот ответ был удалён
    • Неплохо)

        Загрузка редактора
    • А где продолжение истории? Хочу еще! Ведь дальше должно быть самое интересное - ночные приключения. И что будет с его рукой? 

        Загрузка редактора
    • Участник ФЭНДОМА
        Загрузка редактора
Мне нравится это сообщение
Вам понравилось это сообщение!
Посмотреть кто добавил «Мне нравится»